Впервые в России суд включил биткойны в конкурсную массу

Автор:

Решением Девятого арбитражного суда от 7 мая 2018 года банкрота — гражданина Илью Царькова обязали передать финансовому управляющему пароль от криптокошелька. Дело рассматривалось по апелляционной жалобе ФУ Алексея Леонова. Он заявил, что это дает возможность должнику «скрывать» имущество от кредиторов. Суд первой инстанции 5 марта этого года вынес решение в пользу должника, руководствуясь тем, что законодательство не определяет статус биткойна, и, следовательно, нельзя считать его аналогом имущества, ценных бумаг и вообще отнести к какому-либо финансовому инструменту.
Судьи и практикующие юристы разошлись во мнениях. Арбитражный суд Москвы, отказавший финансовому управляющему во включении криптовалюты в конкурсную массу, считает это невозможным ввиду отсутствия правового регулирования цифровых активов. С юридической стороны трудно доказать их принадлежность конкретному лицу. Представитель должника заявил, что она является информацией, и по закону не может относиться к имуществу.

Банкрот Илья Царьков добровольно рассказал о наличии у него криптокошелька, но сообщить сумму отказался. Лишь после того, как суд обязал его раскрыть информацию, защитник банкрота представил нотариально заверенный осмотр сайта и скриншот, где было зафиксировано наличие 0,2 биткойна. По курсу, действовавшему на момент судебного заседания, это составило около 125 тысяч рублей.

По мнению финансового управляющего, биткойны продаются и покупаются, а значит, невключение их в конкурсную массу с точки зрения действующего законодательства, нарушает права кредиторов. Это может стать хорошей лазейкой для сокрытия имущества должниками. Апелляционный суд вынес первое в России решение, признавшее криптовалюту объектом имущественных прав.

Несмотря на прецедент, все признают, что реальное исполнить решение суда будет куда труднее. Если управляющий не обнаружит в криптокошельке валюты, будет практически невозможно доказать, является это следствием умышленных действий банкрота, или кого-то иного. Дело Ильи Царькова еще раз напоминает: банкротство юридического лица всегда требует грамотного юридического сопровождения.